ПРОГРАММА СПИКЕРЫ КОНТАКТЫ ОРГАНИЗАТОРОВ
09.11.2020

Инвестиции: впереди туман?

28 октября 2020 состоялась V Международная конференция «Территория финансовой безопасности 2020». Пандемия впервые вынудила организаторов провести ее в онлайн-формате. Традиционно организаторами форума были Федеральный фонд по защите прав вкладчиков и акционеров и Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК). Третий год подряд конференция включается в перечень основных мероприятий Международной недели инвесторов (WIW-2020), которая проводится под эгидой Международной организации комиссий по ценным бумагам (IOSCO). В нашей стране организатор недели инвесторов – Банк России.

Для участия в конференции зарегистрировались почти 800 человек, выступили с отдельными сообщениями 28 спикеров.

В ходе завершающей четвертой сессии конференции обсуждались проблемы безопасности инвестиции. Модератор сессии Ведущий научный сотрудник Кафедры макроэкономической политики и стратегического управления МГУ им. М.В. Ломоносова Ростислав Кокорев выразил сомнение в том, что массовый приход людей на фондовый рынок в последние годы связан исключительно с ИИС. Это не подтверждается цифрами. Из 4 с лишним триллионов рублей на брокерских счетах всего 250 миллиардов размещены на индивидуальных инвестиционных счетах.


Порядка одного триллиона рублей вложены в акции, при этом новых акций практически не появляется (IPO очень мало). В отличие от вложений в облигации приобретение акций в данном случае вряд ли можно назвать инвестициями в российскую экономику. Есть большие сомнения в том, что люди, которые пришли на фондовый рынок, хорошо осознают риски своих вложений. И что они будут делать, когда на рынок придет коррекция, непонятно.

В этой сфере существует проблема мисселинга, поскольку брокеры, очевидно, при продаже услуг не договаривают о рисках. Также не совсем понятно, как может защитить инвесторов новая система категоризации?

Заместитель руководителя Службы по защите прав потребителей и обеспечения доступности финансовых услуг Банка России Елена Ненахова отметила, что в 2020 году количество жалоб на мисселинг в финансовых организациях сократилось на 37% по сравнению с 2019 годом. Мисселинг в большинстве случаев проявляется в предоставлении недостоверной или неполной информации о финансовой услуге, о рисках с ней связанных.

Поскольку мисселинг - проблема глобальная, то на нее обратили внимание международные организации, в частности Всемирный Банк и ОЭСР.  Эти организации рекомендуют нормативно определить формат информирования клиентов финансовых организаций об основных особенностях услуг. Важно, чтобы информирование было составлено в формате понятном для потребителей, в виде стандартного паспорта финансового продукта. На территории ЕС такой формат, в частности, реализован в Key Information Document (KID), который составляется для страховых, а также некоторых иных сложных финансовых продуктов.

KID представляет собой 2-3 страничный документ, в котором максимально простым языком отражены все основные особенности и риски продукта или услуги. Он обязательно должен содержать актуальную информацию. Недопустимо использование мелкого или крупного шрифта. При этом KID не подменяет собой клиентского договора, но он разъясняет все его важные для потребителя особенности.

Практика внедрения паспортов продуктов есть и в России. Причем они внедряются как на уровне законодательном, так и путем выпуска инструктивных документов Банком России и стандартов СРО.

В сфере кредитования аналог паспорта услуги прописан в законодательстве в формате информирования об индивидуальных условиях кредитования. Эти условия должны согласованы с заемщиком.

В соответствии с письмами ЦБ РФ, в 2020 году банкам рекомендовано составлять паспорта 13, а микрофинансовым организациям двух продуктов. Финансовые организации должны представлять паспорта при продаже финансового продукта (услуги), а также размещать их на сайтах в интернете, чтобы человек мог заранее ознакомиться с услугой, сравнить ее условия предоставления у разных поставщиков.

Банк России намерен закрепить стандарт договора банковского вклада. Соответствующий законопроект внесен в Государственную Думу.

Требования к паспорту инвестиционного страхования жизни реализованы на уровне Указания Банка России в 2019 году. В табличной форме необходимо сообщить о важнейших условиях, в том числе о возможности неполучения инвестиционного дохода.

На уровне стандартов СРО закреплены требования к ключевым информационным документам по обязательному пенсионному страхованию и негосударственному пенсионному обеспечению НПФ.

Также большой перечень паспортов финансовых продуктов закреплен в стандартах СРО профессиональных участников рынка ценных бумаг.

В перспективе эта работа должна быть завершена по всем основным финансовым услугам. При этом паспорта должны быть «синхронизированы», чтобы человек мог сравнивать не только разные предложения по одной услуге, но и сравнивать разные услуги между собой.

Директор Национальной ассоциации специалистов финансового планирования (НАСФП) Андрей Паранич отметил, что рост числа участников розничного фондового рынка более чем в 6 раз за пять лет стал следствием не только падения ставок по вкладам, но и впечатляющего роста котировок, появления новых удобных технологий для доступа к торговле, агрессивной маркетинговой активности профучастников.


В результате действия всех этих факторов на фондовый рынок пришло большое число инвесторов, которые не понимают (не видели, им не рассказали) возможных негативных сценариев. Быстрое восстановление рынка после пандемического шока весной т.г. лишь усилило иллюзию безоблачности рынка ценных бумаг (если уж КОВИД не обвалил рынок, то в перспективе будет только рост). Реализация долгосрочных негативных сценариев может привести к глубокому разочарованию частных инвесторов в рынке в целом.

Структура портфеля частных инвесторов ИИС на брокерских счетах в целом сбалансированная: наряду с акциями российских эмитентов присутствуют и государственные и корпоративные облигации, и акции иностранных эмитентов, и структурные облигации, и иностранная валюта.

Гораздо больше вопросов возникает портфель ИИС на доверительном управлении. Здесь больше половины портфеля занимают ПИФы и ЗПИФы. При этом далеко не все инвесторы осознают, что в  случае вложений в ПИФ через управляющего он, как минимум, платит двойную комиссию – за управление ПИФом, а также за доверительное управление. Причем дополнительные издержки в некоторых не гарантируют диверсификацию: нередко финансовые организации включают в портфель ПИФы, находящиеся под их же управлением.

Андрей Паранич отметил, что инвестиционное поведение человека во многом зависит от маркетинговой политики самого брокера, а не от общего для всех информационного фона. Финансовая организация всегда заинтересована в продаже более маржинальных для себя продуктов. Во многих случаях финансисты стимулируют граждан формировать портфели с повышенным риском – с абсолютным преобладанием российских и иностранных акций.

Для повышения уровня осознанности клиентом своих инвестиционных решений в последнее время сделано немало – внедрение паспортов услуг, правил продаж, разработана новая система категоризации инвесторов, разделение «продажников» услуг и инвестиционных советников. Однако вряд ли все эти решения смогут кардинально исправить ситуацию. Клиенты все равно не будут осознавать того, что риск может реализоваться именно с ними. Невозможно также полностью снять проблему конфликта интересов профучастников.

В сложившейся ситуации государству следует больше внимания уделять формированию финансовой культуры. Не надо информировать о разных инструментах – о них инвестору прекрасно расскажут сами финансовые организации. Банк России, Федеральному фонду по защите прав вкладчиков и акционеров следует уделять внимание базовым вопросам.

Это, в первую очередь, соотношение риска и доходности. При этом надо очень четко объяснить, что такое риск, разъяснить, что именно с тобой этот риск может реализоваться.

Второе, что надо разъяснять инвестору, что нельзя вкладывать деньги в инструмент, который ты не понимаешь.

Третий момент, который необходимо разъяснять – то, что любое предложение с нерыночными условиями должно вызывать подозрения.

К сожалению, разделение продажников и инвестиционных советников не устранило проблему конфликта интересов. Советники сохранили свою зависимость от финансовой организации, и они предлагают те продукты, которые выгодны финансистам. А это означает, что советник не может заменить необходимость самостоятельного изучения этих продуктов.

Постоянное повторение основных правил финансового поведения должны сформировать в гражданах финансовые привычки, с которыми в дальнейшем уже они смогут адекватно осваивать конкретные финансовые явления, принимать более взвешенные инвестиционные решения.

Директор по стратегиям ИК «ФИНАМ» Ярослав Кабаков не согласился с тем, что у нас безграмотный инвестор, который стал жертвой агрессивного маркетинга финансистов и который нуждается в особой защите. Мы не наблюдали подобного притока инвесторов в прежние времена, когда агрессивность маркетинга практически никак не сдерживалась, а рынок рос еще быстрее.


Мы сегодня пытаемся защищать инвестора, который получил возможность приобретать ОФЗ, получая доходность выше инфляции и банковских депозитов. Он пользуется этой возможностью. В этот момент Банк России начинает увеличивать регуляторную нагрузку на профессиональных участников рынка. Причем наращивание «регуляторки» происходит в условиях, когда доля жалоб клиентов на профучастников рынка ценных бумаг находится на очень низком уровне.

Есть действительно конфликт интересов, который подталкивает участников рынка к не совсем добросовестным продажам тех инстурментов, которые выгодны именно ему. Так, давайте проверять и регулировать именно эти сегменты рынка, давайте регулировать процесс продажи этих инструментов.

Ярослав Кабаков высказал определенные сомнения относительно эффективности механизма тестирования инвесторов в условиях, когда и сам инвестор, и тестирующая его финансовая организация заинтересованы в успешном прохождении теста. Смысл процедуры будет выхолащиваться, зато рядом с брокером будет формироваться бизнес «по обучению» инвестора, как правильно проходить тестирование.

С каждым годом у инвестора появляется все больше и больше технических возможностей пользоваться услугами иностранных брокеров. И любые ограничения для российских профучастников рынка играют на руку иностранным.

Ярослав Кабаков согласился с необходимостью повышения уровеня финансовой культуры инвестора. Однако в реальности сегодня у инвестора нет доступных для него инструментов по оценке доходностей различных финансовых продуктов. Нет возможностей посчитать риски. Поэтому кроме пропаганды общих правил финансовой культуры необходимо заниматься развитием функционала для того, чтобы инвесторы могли реально прогнозировать свои риски и доходности.

Председатель правления КонфОП Дмитрий Янин акцентировал внимание участников на проблеме мисселинга. Семь лет мониторинга этой проблемы позволяют заявить, что банки - это лучший канал продажи «гнилых продуктов». Как «в советское время в овощном магазине тебе подсунут и пересортицу, и гниль, и подключат дополнительную услугу». Нам продают все, что, якобы, также безопасно, как и вклад. Банкиры действуют по принципу «не обманешь – не продашь». Они продавали эти продукты тем, кто шел продлевать депозиты, в результате люди вышли со сложными финансовыми продуктами.


Что с этим делать? Банк России предлагает внедрять KID. Да это хорошая история, но надо понимать, что мы не сможем добиться того, чтобы потребитель обладал достаточными знаниями в области права, экономики. Это, примерно то же само, что и предлагать покупателям продуктов проходить курс микробиологии, химии, физики и т.п. На продовольственном рынке мы не идем по этому пути, а требуем, чтобы в супермаркете лежали только безопасные продукты.

По мнению Дмитрия Янина, в финансовом супермаркете для граждан должны продаваться только безопасные финансовые продукты. Очень хорошо, что НАУФОР разработал паспорта услуг, но тестировались ли они на потребителях? Как, например, можно рассказать потребителю, что такое Внебиржевой опционный контракт?

Уровень финансовой грамотности остается низким. В этих условиях необходимо в определенных местах устанавливать барьеры, чтобы люди не теряли последнее. Не имеет смысла сильно ограничивать людей, которые хотят осознанно рискнуть, которые пришли «своими ногами» в брокерскую компанию, но контролировать поведение банков, которые продают сложные финансовые продукты традиционным вкладчикам, необходимо.

Начальник управления защиты прав потребителей Роспотребнадзора Олег Прусаков отметил, что инвестиционная деятельность граждан никакого отношения к системе защиты прав потребителей финансовых услуг не имеет. Инвестор не имеет тех правовых преференций, которые есть у обычного потребителя. Надо учитывать, что ценные бумаги не являются ни потребительским товаром, ни услугой, поэтому, по мнению Верховного суда, предметом защиты прав потребителей не являются.


Закон о защите прав потребителя исходит из того, что от потребителя никаких специальных знаний не требуется. Он может ничего не знать и всегда будет с точки зрения закона правым. Мы же в ходе конференции все время пытаемся перевести его в категорию профессионала, который обладает специальными знаниями, профессиональным чутьем.

Когда мы повышаем финансовую грамотность гражданина, мы имеем ввиду его как обычного потребителя.

Олег Прусаков отметил, что совершенно необязательно пытаться втиснуть отношения на фондовом рынке в лоно потребительского законодательства. Возможно здесь должна остаться своя регуляторная система.

Базовыми требованиями финансового рынка может стать его прозрачность, жесткое отсечение серых и черных участников. Но при этом вряд ли имеет смысл пытаться убрать рыночные риски. Человек должен осознавать, что он может здесь все потерять и даже уйти в минус, и это не будет нарушением закона, со стороны финансовой организации, если она не нарушала иные нормативные акты.

Оживленную дискуссию в ходе сессии вызвал вопрос одного из слушателей – профессора Сыктывкарского государственного университета Арифа Шихвердиева: «Почему слабо работает механизм привлечения денежных средств населения для финансирования освоения российского Севера через рынок ценных бумаг? Это следствие слабой защиты потребителей финансовых услуг или неэффективной системы регулирования рынка ценных бумаг?

Ярослав Кабаков, в частности, отметил, что у нас сегодня реально нет инструментария по привлечению денег населения в инфраструктурные проекты. Периодически выпускаются инфраструктурные бумаги, но они находятся вне доступа физических лиц. Если бы государство выступало бы гарантом (хотя бы частично) по инфраструктурным облигациям, и они давали немного более высокую доходность по сравнению с ОФЗ, то такие облигации пользовались бы большим спросом.

То, что государство не уделяет достаточного внимания подобным формам привлечения денег, возможно свидетельствует о том, что дополнительные инвестиции на северные проекты ему не очень нужны.

Дмитрий Янин отметил, что у людей не так много денег. Кроме того, сомнительно, что широкие массы инвесторов побегут в инфраструктурные проекты, поскольку они для них не очень понятны. К тому же подобные проекты достаточно широко продвигались в 90-е годы (Гермес, Хопер, РДС), но все они закончились потерей денег гражданами.


Возврат к списку

Новости

09.11.2020
Инвестиции: впереди туман?
Что будут делать миллионы новых инвесторов, когда на рынок придет глубокая коррекция?
05.11.2020
Общество против мошенников
Больше всего участников дискуссии было на третьей сессии конференции, посвященной практике борьбы с финансовыми мошенниками.

ОРГАНИЗАТОРЫ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПАРТНЕРЫ